Подписаться на новости

Спасибо!

Микрофинансирование - равные возможности для всех и каждого!

14.12.2018, пятница, 02:57

Илья Кочетков: «В 2017 году мы будем заниматься зачисткой реестра не столь массово, поэтому рост числа МФО вполне вероятен»

28 ноября 2016 862
Илья Кочетков: «В 2017 году мы будем заниматься зачисткой реестра не столь массово, поэтому рост числа МФО вполне вероятен»

Центробанк намерен ввести новые нормативы для микрофинансовых организаций, чтобы защитить потребителей их услуг, а также стимулировать кредитование МСП (малых и средних предпринимателей). Об этом, а также о том, как ЦБ намерен добиться снижения привлекательности «займов до зарплаты», в интервью «Известиям» рассказал начальник Главного управления рынка микрофинансирования и методологии финансовой доступности Банка России Илья Кочетков.

— Илья Александрович, недавно ЦБ опубликовал разработанные для микрофинансовых (МФК) и микрокредитных компаний (МКК) нормативы. Какой у вас прогноз, сколько МФО может получить статус МФК, а сколько будет МКК?

— Если исходить из общего числа микрофинансовых организаций, которые у нас есть на данный момент, то точно немногие. Наше экспертное предположение — от 40 до 90 МФО смогут стать микрофинансовыми компаниями (смогут не только кредитовать, но и привлекать деньги у населения. — «Известия»). Некоторые называют более оптимистичные цифры — 100–120. На данный момент на рынке уже есть две организации, получившие статус микрофинансовой компании. Соответственно остальные действующие на рынке микрофинансовые организации имеют статус МКК и обязаны до 29 марта 2017 года отразить это в своем наименовании. По последним данным, сейчас в государственном реестре МФО, который ведет Банк России, чуть менее 3 тыс. МФО.

Хочу отметить, что я не исключаю увеличения числа МФО в целом, потому что рынок становится привлекательным для новых участников. Да, сегодня из реестра выводится больше компаний, чем появляется, но в 2017 году мы уже будем заниматься зачисткой реестра не столь массово, поэтому рост числа МФО вполне вероятен. Создание новых компаний мы никак не дестимулируем.

— Каким образом будут защищены граждане — инвесторы МФО в переходный период до конца марта 2017 года?

— К финансовой устойчивости МФО и сейчас предъявляются определенные требования: с 2012 года действует приказ Минфина России, устанавливающий норматив достаточности собственных средств и норматив ликвидности для микрофинансовых организаций.

Надо отметить, что одно из принципиальных отличий микрокредитной компании от микрофинансовой в том, что МФК могут занимать деньги у граждан, которые не являются их учредителями, а МКК не могут брать деньги взаймы у физических лиц, которые не являются учредителями компании. Поэтому мы и вводим для МФК дополнительные нормативы, которые начнут действовать с 2018 года. Нормативы для МКК останутся на нынешнем уровне. Но мы готовы это обсуждать: сейчас проекты нормативных актов размещены на сайте Банка России для оценки регулирующего воздействия.

По нашим оценкам, на сегодняшний день практически все МФО имеют возможность выполнять эти нормативы. При их разработке мы ориентировались на не самых крупных игроков, у нас не было задачи осложнить кому-то бизнес. Хотя защиту прав потребителей услуг МФО, и особенно граждан, предоставляющих займы МФК, а также обеспечение стабильности развития рынка со счетов сбрасывать никак нельзя. Нормативы устанавливаются именно с целью решения этих задач.

— Есть ли оценка, сколько средств потеряли инвесторы, когда многие МФО покинули рынок?

— Скорее всего, какие-то потери, конечно же, есть, но мы не оцениваем их как системные. Хочу обратить внимание, что, несмотря на количество выведенных с рынка участников, портфель микрозаймов МФО значительно вырос и составляет порядка 85,5 млрд рублей на конец сентября. Это рост примерно на 22% при уменьшении количества МФО примерно на 14% и росте числа заемщиков микрофинансовых компаний на 41%. Это говорит о том, что компании, сведения о которых мы исключили из реестра микрофинансовых организаций, в 99% случаев всё-таки были нежизнеспособными и практически никакой деятельности не вели.

— Нет ли опасений, что в переходный период начала 2017 года МФО будут переоформляться в микрокредитные компании и записывать своих, по сути, кредиторов в акционеры?

— Если этот процесс будет проходить в соответствии с законом, с соблюдением прав граждан–инвесторов и при их согласии, то никаких угроз в этом я не вижу. И в целом не предполагаю, что схемы обхода требований закона станут массовым явлением на рынке МФО. Всё-таки мы поступательно двигаемся по пути повышения цивилизованности микрофинансового рынка.

— Есть ли еще планы по защите инвесторов МФК?

— Само по себе разделение МФО на МФК и МКК — уже решающий шаг в сторону защиты прав граждан. Тем самым мы говорим, что организации, у которых есть собственный капитал и активы от 70 млн рублей, могут системно работать с гражданами. Следующий шаг — как раз дополнительные нормативы.

Кроме того, мы ведем работу над созданием базовых стандартов для МФО: стандарт по операциям, стандарт по рискам и стандарт по защите прав потребителей. Эти стандарты разрабатывают саморегулируемые организации (СРО) при непосредственном экспертном участии Банка России с последующим их утверждением на комитете по стандартам при ЦБ. В эти стандарты закладываются основные требования, направленные на защиту прав и законных интересов граждан.

— Планируете ли вы вывести эти стандарты на уровень обязательных внутренних документов МФО? У банков есть требование к наличию таких документов…

— Действующий закон «О саморегулируемых организациях в сфере финансового рынка» устанавливает, что базовые стандарты обязательны для исполнения всеми финансовыми организациями, которые осуществляют соответствующий вид деятельности, вне зависимости от их членства в саморегулируемой организации.

— В нормативах для микрофинансовых организаций явно просматривается регулирование по аналогии с банками. Но почему ЦБ планирует ввести два новых норматива для МФК именно с 1 января 2018 года, хотя аналогичный норматив по связанным с банком лицам (группам связанных с банком лиц) вводится с 1 января 2017-го?

— Я бы не стал проводить прямых аналогий в данном случае: для разных бизнес-моделей требуется разное регулирование. Что же касается МФО, то начинать имеет смысл с каких-то простых вещей, поэтапно переходя к внедрению более жестких правил. Мы всё еще находимся в начале пути в отношении регулирования микрофинансовых организаций и, адекватно оценивая риски в этом сегменте финансового рынка, даем возможность крупным добросовестным компаниям подготовиться к исполнению новых нормативов. Поскольку, хоть мы и говорим, что пропорциональное регулирование должно быть разным для разных групп участников рынка, оно всё же должно быть цельным, гармонизированным.

— Для банков предусмотрен график введения и изменения нормативов в рамках требований «Базеля-3». Будет ли такой же план-график для МФО?

— Такая система предусмотрена в разработанных проектах — все требования вводятся в несколько этапов: норматив достаточности собственных средств и норматив ликвидности для МФК и МКК заменят действующие для МФО требования с момента вступления в силу нормативных актов, а максимальный размер риска на одного заемщика или группу связанных заемщиков и максимальный размер риска на связанное с МФК лицо (группу связанных с МФК лиц) будут введены для МФК с 1 января 2018 года. По результатам первой отчетности МФО уже после внедрения новых нормативов мы получим некую картину, которую будем экстраполировать в будущее для того, чтобы понимать, требуется ли корректировка наших дальнейших шагов.

При этом я бы хотел отметить, что мы вводим в расчет норматива достаточности капитала два дополнительных коэффициента, которых раньше у нас не было. Первый — направленный на облегчение давления на капитал. Если МФО выдает заем субъекту малого или среднего бизнеса, то компания может понизить давление на капитал. Например, если компания выдала 100 единиц заемных ресурсов малому или среднему бизнесу, то в знаменателе дроби норматива эти единицы будут зачитываться как 75. Это первый коэффициент — 0,75. Второй коэффициент, наоборот, увеличивает давление на капитал на 10% в отношении так называемых «займов до зарплаты». То есть если МФО выдает 100 единиц таких займов, то в знаменателе он будет учитываться как 110.

Эти коэффициенты появились отчасти по аналогии с банковскими — 0,75 по кредитам МСП мы взяли от банков, ничего не придумывали. А вот 110% мы как раз рассчитали сами. Такой показатель пока не оказывает серьезного давления на капитал компаний. Но мы будем очень пристально наблюдать за ними по мере использования этого коэффициента, и через эту систему риск-взвешивания мы собираемся и дальше стимулировать микрофинансовые организации выдавать займы малому и среднему предпринимательству и дестимулировать предоставление «займов до зарплаты» под очень высокие процентные ставки.

— Будут ли вводиться новые нормативы для МФО в 2017 году? Например, мгновенной ликвидности для МФК?

— Нет, пока на 2017 год мы таких задач не ставим.

— Не считаете ли вы, что фактически, устанавливая очень похожее регулирование с банками для МФО, вы плавно подводите их к выбору — или стать банком, или прекратить деятельность? Я ошибаюсь?

— Регулирование микрофинансовой деятельности осуществляется пропорционально рискам, которые создают те или иные участники рынка, и развивается в двух направлениях. С одной стороны, повышаются требования регулятора к финансовой устойчивости участников рынка с высоким уровнем риска — МФК, с другой стороны, для участников рынка с низким уровнем риска постепенно снижается регуляторная нагрузка — МКК. Таким образом реализуется концепция пропорционального регулирования и риск-ориентированного подхода в надзоре.

Для деятельности банков характерны совершенно другие уровни рисков, банки осуществляют намного больший спектр операций по сравнению с МФО. Поэтому требования к банкам со стороны регулятора тоже выше, чем к МФО. Гармонизация и синхронизация с банковским регулированием не означает установление абсолютно таких же правил. Речь идет о том, что сам подход к установлению правил и принципы регулирования рынка микрофинансирования и банковского сегмента должны быть одинаковыми, понятными и прозрачными.

Как и кредитные организации, МФО привлекают и предоставляют денежные средства, а МФК даже привлекают займы от физических лиц, не являющихся их участниками (учредителями, акционерами). Было бы странным, если бы регулирование сегментов финансового рынка, схожих по своим операциям и рискам, основывалось на совершенно различных принципах.

На финансовом рынке должны присутствовать различные игроки, как банки, так и МФО. Целями регулирования рынка микрофинансирования и надзора за деятельностью его участников со стороны Банка России являются не только эффективное управление рисками, возникающими на рынке, и защита прав и законных интересов потребителей услуг, но и обеспечение устойчивого развития рынка. Рынка, отличающегося от банковского сегмента, дополняющего его, играющего социально значимую роль и имеющего серьезный потенциал развития.

— Есть ли мысль о введении порога DTI (debt to income, или долг к доходу) для микрофинансовых и микрокредитных компаний хотя бы на уровне какого-то ориентира, а не норматива?

— Конечно же, использование показателя DTI при оценке качества заемщика позволяет повысить качество портфеля, снизить уровень просрочки и невозвратов. Банк России изучает возможность применения данного показателя в процессе регулирования деятельности финансовых институтов при предоставлении заемных средств физическим лицам. Но пока рано говорить о планах на ближайшее время по введению порога DTI для МФК и МКК даже на уровне какого-то ориентира. Тем более что самим микрофинансовым организациям никто не запрещает использовать любые методики оценки финансового состояния заемщика и его платежеспособности, в том числе с применением DTI.

Источник: http://izvestia.ru/news/647263






    Разделы Аналитики:

    © 2008–2018, Российский Микрофинансовый Центр. Все права защищены
    Сайт http://www.rusmicrofinance.ru/ содержит материалы, включая тексты, фотографии, графические изображения и т.д., охраняемые авторским правом в соответствии с законодательством Российской Федерации. Использование в коммерческих целях материалов сайта не допускается. Републикация материалов возможна при следующих условиях: письменное разрешение редакции и уведомление о принадлежности авторского права – постановка гиперссылки на соответствующий материал, либо главную страницу сайта. Републикующая материал сторона предоставляет ссылку на публикацию.
    Email редакции: info@rusmicrofinance.ru.