Подписаться на новости

Спасибо!

Микрофинансирование - равные возможности для всех и каждого!

15.10.2019, вторник, 15:47

Павел Медведев: «Без закона о банкротстве должник попадал в почти крепостную зависимость от кредитора»

09 ноября 2015 1638
Павел Медведев: «Без закона о банкротстве должник попадал в почти крепостную зависимость от кредитора»

В своем интервью Русской Службе Новостей финансовый омбудсмен Павел Медведев рекомендует гражданам откладывать в разные банки суммы, не превышающие 1 млн. 400 тысяч рублей, которые защищает закон о страховании вкладов. Поговорим об этом подробнее.

- Павел Алексеевич, начнём с главной экономической новости этого дня. Сегодня РБК написали о том, что единый налог для малого бизнеса вырастет почти на 16%. Так, например, налог для магазина площадью 50 кв. метров вырастет на 46,5 тысяч рублей в год. Кажется, что это не феноменальная сумма, но, тем не менее, тут ещё и торговый сбор растёт, и складывается впечатление, что малый бизнес пытаются окончательно задушить. Или это деньги небольшие, и зря мы тут истерику устраиваем? 

- Я боюсь, что это порочный круг. Малый бизнес находится совсем не в хорошем состоянии. Редко кто добивается прибыли. Даже если немножко увеличить нагрузку, то в среднем будет плохо. Понять правительство можно, бюджет дырявый, как известно. Практически 3% ВВП – это дефицит бюджета на очень многие цели: на медицину, на образование. 

- Если говорить про цифры за 9 месяцев этого года, по данным Федерального казначейства, малый бизнес через эти налоги отчислил 56,5 млрд рублей. Это были начисления в бюджет за счёт налога для малого бизнеса. Это – один из главных источников пополнения бюджетов муниципалитетов, поэтому, возможно, лоббисты – это как раз главы муниципалитетов, те, кто этим занимается

- Скорее всего, так. Хотя это желание сегодня получить больше денег – не очень мудрое, потому что сегодня больше, а завтра-то что? Средний и мелкий бизнес либо умирает, либо уходит в тень. А когда он уходит в тень, он не платит никаких налогов. 

- Я проводила опрос сегодня среди слушателей, которые занимаются бизнесом. Так вот, 85% из них сказали, что они готовы уйти в тень, 15% говорят, что они будут платить столько, сколько сказали. И самое интересное то, что другие слушатели критически высказывались и говорили, что надо повысить им налог, что «лавочники – это основа фашистского государства». Это отношение к малому бизнесу как к перекупщикам – тоже ведь важная часть истории

- Такое отношение есть, к сожалению. Страна всё ещё социалистическая, что бы там ни произошло в последние 25 лет. Поэтому отношение ко всякому бизнесу очень подозрительное. Но, тем не менее, определённый сдвиг произошёл. И если к миллиардерам относятся совсем скептически, мягко выражаясь, то к мелким предпринимателям всё-таки относительно снисходительно. Ну и, кроме того, зачем рубить сук, на котором мы сидим? Ведь если средний бизнес прекращает работу, то кто-то теряет возможность зарабатывать и кормить свои семьи. А если он уходит в тень, то та цель, ради которой вводится дополнительная фискальная нагрузка на бизнес, точно не будет достигнута. Более того, даже те средства, которые сейчас удаётся получить, перестанут поступать. 

-  На минувшей неделе Банк России отозвал разрешение на работу у трёх негосударственных пенсионных фондов. Все эти деньги теперь будут переданы в Пенсионный фонд России. Какой сигнал Вы в этом видите? Не стоит ли нашим людям, которые сейчас переложили деньги в негосударственные пенсионные фонды, оперативно вернуть их в Пенсионный фонд России? 

-  Я боюсь, что я всех слушателей сейчас огорчу. Мне кажется, что в обязательной накопительной части пенсии есть логический порок – нельзя обязательно заставлять накапливать что-нибудь. Потому что если вы кого-то заставляете накапливать, то фактически уменьшаете зарплату, хотя платите не вы, а ваш работодатель. Тем не менее, это его расходы, следовательно, у него уменьшается возможность тратить деньги. Так вот, если вы что-то обязательно собираете с людей, вы должны им что-то пообещать. А пообещать-то ничего нельзя, потому что до пенсии надо работать 40 лет, значит каждый рубль, отчисленный в эти накопления, в среднем лежит 20 лет. За 20 лет происходит всё, что угодно, они обесцениваются как угодно. Пообещали номинал, но это же анекдот! На 20 лет обещать номинал! С номиналом-то за 20 лет что произойдёт? Это одна сторона анекдота. И вторая сторона – считается, что эти деньги накапливаются для того, чтобы иметь долгосрочные вложения в экономику. Откуда эти деньги берутся? Они отбираются у предпринимателей, где они бесплатные, бесконечные и собственные, их никогда не надо отдавать. Их отбирают, делают их временными и платными. Предполагается, что они кому-то в кредит надолго выдаются. Всё это было бы смешно, когда бы не было так грустно. Я считаю, что была совершена логическая ошибка, когда была придумана эта обязательная накопительная система для пенсий. 

-  Есть у нас одна часть пенсионеров, которые родились до 67-го года, у них с пенсиями всё более-менее понятно. У тех, кто после 67-го года родился, проблемы с накопительной частью. Как по Вашему, что сейчас сделать правильнее: начать откладывать уже сейчас себе на пенсию или правильно расположить свои пенсионные отчисления в какой-нибудь хороший фонд? 

- Если кто-то у меня спрашивает совета, то я вынужден обратиться к закону о страховании вкладов. Это – единственная гарантия защиты средств для человека, который зарабатывает деньги на работе, а не на спекуляциях на валютном рынке. К сожалению, кроме того, чтобы разложить деньги в таких суммах, чтобы на момент изъятия из банка было не больше 1 млн. 400 тысяч рублей, ничего предложить нельзя. А это – более-менее гарантировано. За 11 лет не было ни одного сбоя. Не в том смысле, что кому-то рубля не доплатили, а ни на день не опоздали с выплатами. Если 11 лет эта система так хорошо работает, есть надежда, что и в следующие 100 лет она будет так же хорошо работать. Единственный совет: откладывайте в разные банки понемножку, чтобы нигде не было больше 1 млн 400 тысяч, чтобы не разбираться, какой банк сильный, какой слабый. Потому что это – не ваша специальность. Вы – специалисты в какой-то другой области, занимайтесь своим делом. Проценты от того, что вы заработали и накопили, – не такие плохие, они позволяют, как минимум, с инфляцией бороться. 

- Мне ещё любопытно по поводу закредитованности. В последний год мы очень много слышали сообщений о том, что банки стали избирательнее, не раздают деньги направо и налево. А какая у Вас есть информация? 

- Именно такая, о которой Вы говорите. Только это уже русская пословица: «Все палки о двух концах». Один конец хороший, в том смысле, что банки стали осторожнее. Но пока деньгами сорили, то есть давали кредиты, не очень думая, гражданин мог взять новый кредит, чтобы расплатиться со старым. А теперь это сделать невозможно. Поэтому нагрузка на граждан увеличилась, несмотря на то что событие, казалось бы, положительное. И некоторое время, года 1,5–2, эта нагрузка будет очень большой не только потому, что потеряна зарплата, но и потому, что труднее стало взять новый кредит. 

- Но в целом ведь это положительная практика? Это же хорошо, когда деньги становятся чуть менее доступными? 

- Все палки о двух концах. Конечно, это безобразие, когда кредиты раздаются направо и налево. Рекорд среди обратившихся ко мне – 46 кредитов в 28 финансовых организациях, причём не только в банках, но и в микрофинансовых организациях под 100% годовых. Это у одной пенсионерки, у которой пенсия 10 тысяч рублей. Куда смотрели банкиры и микрофинансисты? Конечно, продолжения этого безобразия никак нельзя допустить. 

- А что делать в такой ситуации? Идти в банк и просить о реструктуризации? А если отказывают, что делать? 

-  Я 5 лет финансовый омбудсмен. Первые 2 года я был очень успешным потому, что ко мне чаще всего обращались люди с просьбой о реструктуризации. Это был люди – должники одного банка, с ним я договаривался, как правило. Теперь нет обращений от граждан – должников одного банка, а с несколькими банками нельзя договориться. Не потому что банки плохие, а потому что они не очень друг другу верят, ведь реструктуризация должна быть согласованной для того чтобы ресурсы, которые высвобождает один банк, не перетекали к конкуренту. Если будет принят закон о финансовом уполномоченном, Банк России, насколько я понимаю, заключит договор с ним. И в том случае, если он предложит нескольким банкам реструктуризацию по некоторым уже разработанным правилам, и банки согласятся, то он будет их поощрять, разрешая не создавать резервы на реструктуризированный кредит. Центробанк будет признавать реструктуризированный кредит, осуществлённый по совету финансового уполномоченного, хорошим, и не будет требовать создавать резервы. Банки на это пойдут с большим удовольствием. И это на 1,5–2 года сильно, по моим представлениям, ситуацию облегчит. 

- Слушатели спрашивают, можно ли рассматривать закон о банкротстве как первый шаг к крепостному праву? 

- Ровно наоборот. Без закона о банкротстве должник попадал в почти крепостную зависимость от кредитора. Теперь закон в принципе позволяет поставить точку. Правда, пока ещё нет правоприменительной практики. Некоторые законы правоприменяются из рук вон плохо. Я надеюсь, что это закон будет применяться хорошо, но пока не знаю как. 

Прочитать интервью полностью можно на сайте http://rusnovosti.ru/posts/394574






    Разделы Аналитики:

    © 2008–2019, Российский Микрофинансовый Центр. Все права защищены
    Сайт http://www.rusmicrofinance.ru/ содержит материалы, включая тексты, фотографии, графические изображения и т.д., охраняемые авторским правом в соответствии с законодательством Российской Федерации. Использование в коммерческих целях материалов сайта не допускается. Републикация материалов возможна при следующих условиях: письменное разрешение редакции и уведомление о принадлежности авторского права – постановка гиперссылки на соответствующий материал, либо главную страницу сайта. Републикующая материал сторона предоставляет ссылку на публикацию.
    Email редакции: info@rusmicrofinance.ru.